USD 63,56 (+0,02) EUR 66,61 (+0,25) Нефть 109,61 (-3,97%)
Вход|Регистрация

Газ - алмаз

Interfax.ru | 30 декабря 2021 г. 18:56 | 479 просмотров

Когда десять лет назад (9 июня 2011 года) Мировое энергетическое агентство провозгласило "золотой век природного газа", никто не думал, что он действительно сможет похвастать ценой золота или даже драгоценности.

Газ, который все привыкли воспринимать как коммунальный ресурс, наподобие водоснабжения и водоотведения, становится товаром класса "люкс", чья стоимость многократно умножается не только ажиотажным спросом, но также искусственными и естественными ограничениями.

Обещанного десять лет ждут

В 2011 году, а тем более в следующие несколько лет пророчество МЭА было для газа чем-то вроде равнодушного пожелания успехов молодому дарованию без протекции и связей. Десять лет назад этот природный ресурс в Европе стоил $300-350 за тысячу кубометров.

Ведь уже скоро после провозглашения "золотого века" газа начался "угольный ренессанс". Сланцевый газ вытеснил с родного американского рынка уголь, который хлынул в Европу и атаковал позиции такого экологичного природного газа. В 2013 году зампред правления "Газпрома" Александр Медведев сетовал, что в условиях угольного ренессанса в Европе "газ стал не просто Золушкой, а нелюбимой Настенькой из сказки "Морозко", которую все третируют".

За экологичность и технологичность доставки газ должен цениться дороже других энергоносителей, говорили газовики, в том числе воодушевленные словами главы МЭА Нобуо Танаки. Однако газ еще десятилетие торговался с дисконтом к нефти.

Сегодня же он стал самым дорогим энергоносителем, который торгуется в два раза дороже цены нефти в энергетическом эквиваленте. Из чего же сейчас складывается стоимость драгоценного газа?

Тяжелый экологический люкс

Экология - это, конечно, не про то, что мусорить нехорошо. И не про какие-то бесплатные действия и бытовые навыки. Экология - это всегда дорого. Это не про то, как заставить людей платить больше по известным статьям расходов, а как создавать новые высокие платежи за "экологичные" товары и практики.

Помогут ли они спасти планету - "это неточно", но цены на газ уже взлетели до летального уровня. При этом святая "экологическая инквизиция" не признает природный газ и его производные (водород, аммиак) "зелеными" и не отводит ему как ископаемому топливу места в светлом будущем без СО2.

Некоторые "экологические проповедники" (параллельно предлагая нефтегазовой отрасли свои консультационные услуги) угрожают газу перспективой девальвации цехового имиджа до подобия Big Tobacco. При этом главному источнику метана - сельскому хозяйству - пока достается несоразмеримо меньше общественного порицания.

Вслед за принятием Парижского соглашения по климату страны и корпорации сформировали свои стратегии низкоуглеродного развития и климатические цели. С принятием "зеленой сделки" в Европе начали дорожать квоты на выбросы CO2. На рынке "экологических индульгенций" к предприятиям энергетики и промышленности присоединились финансовые инвесторы (без них ни один рынок - не рынок) и углеродные квоты превратились в биткойн и ракету одновременно. С ростом цены квот угольная генерация потеряла было привлекательность по отношению к газовой. Но рост газа только начался. В итоге уголь вернулся в энергетику, а цены на него тоже подскочили.

Но помимо бумажной экологии есть и настоящая. Китай наращивает закупки СПГ. Уже по итогам десяти месяцев 2021 года КНР уверенно обошла Японию по импорту СПГ, став главным потребителем этого топлива во всем мире.

Весь год участники рынка наблюдали за ценовой дуэлью Европы (индекс хаба TTF в Нидерландах) и Азии (азиатский спотовый индекс Platts JKM). Год закончился пирровой победой Европы: 21 декабря 2021 года совпали все несчастья энергетики - в момент похолодания и штиля во Франции остановилось несколько атомных блоков. Торги в тот день не были рынком commodity - это был арт-аукцион, драка за предмет искусства. Остановить рождественский кошмар смогли только высшие силы: вернулся ветер - заработали ветропарки, а прогноз погоды пообещал на Новый год почти что летнее тепло.

Ненависть - квинтэссенция маркетинга

В создании стоимости люксового товара огромную роль играют не амбассадоры, а хейтеры.

Все стратегии и долгосрочные прогнозы на самом деле представляют собой переговорную позицию: потребители обещают снизить потребление и хотят сбить цену - производители верят в рост спроса и цены. По мере увеличения напряжения эмоции растут, взвинчиваются ставки. И самое страшное происходит в тот момент, когда переговорщики сами начинают верить в свой блеф.

"Сворачивайте свои трубы - после 2050 года вы будете тут никому не нужны", - всерьез произносят молодые европейские политики. Но стратегия - это всего лишь ставка в игре, а погоду можно только прогнозировать (и то лишь на неделю вперёд), а не заказывать и не рисовать в стратегиях.

Европейские политики уже получили сокрушительный репутационный удар от внезапной остановки своих любимых ветряков в самый разгар холодов и как следствие - историческую цену газа в $2200 за тысячу кубометров.

Мир открыл для себя самый дорогостоящий вид удовольствия - гневную риторику политиков. В данном конкретном случае - очень часто в отношении "Северного потока 2". Каждое слово против проекта имеет цену, которую тут же платит вся Европа. Уже стал хрестоматийным пример нейтрального комментария нового министра иностранных дел ФРГ Анналены Бербок (известной противницы проекта). Она просто повторила релиз национального сетевого регулятора, но цена газа в тот день взлетела на 14%.

Российская сторона также несколько раз выступала со словесными интервенциями. Их эффект был заметен, но ралли сгладило его максимум за неделю.

То что политики не должны выхватывать штурвал управления у профессионалов, уже доказал один сюжет из истории современной Польши. Республика, которая находится в самых лучших логистических условиях по поставкам российского газа - она получает его почти напрямую (через Белоруссию) по новейшему газопроводу "Ямал-Европа", обвиняет "Газпром" в сокращении поставок и шантаже Европы.

В 2022 году завершится долгосрочный контракт польской госкомпании PGNiG на поставку до 10 млрд куб. м российского газа. Как заявляют в Варшаве, он будет заменен поставками СПГ из США и Катара, а также газом с норвежского шельфа.

По мере того, как польские покупатели гоняются за "Газпромом", чтобы сообщить ему - насколько он им не нужен; по мере того как Варшава стремится доказать всем свою "уже-вот-вот" энергетическую независимость, становится ясно - это не что иное, как подготовка к переговорам о продлении контракта на поставку газа с российским концерном.

Продление договора даже на день, разумеется, может быть только пакетной сделкой. Во всяком случае, в Варшаве давно готовятся к большой сделке, приготовив такие козыри, как штраф в $7 млрд местного антимонопольного органа "Газпрому" за "Северный поток 2", а также иски вокруг проектов "Северный поток" и "Северный поток 2". Руководство PGNiG уже признало недавнюю победу в арбитраже с "Газпромом" в новых условиях - поражением - и попросило о новом пересмотре цены.

2021 год особенно наглядно показал, что политики могут произносить любые слова о газовом рынке, не заботясь об их достоверности. Главное - быть уверенным в своей роли и не уставать повторять выбранный тезис каждый день.

Бренд работает сам на себя

В истории "Газпрома" были "бумажные" проекты, которые обеспечили хороший доход их командам даже без практической реализации - такие как Штокман.

Но "Северный поток 2" - проект, который построен, реально построен вопреки всему и под градом американских санкций. Пока он строился, риски были на стороне инвесторов. Но сейчас газопровод полностью готов к работе. То что он пока не работает, максимизирует доходы поставщиков газа по всему миру - и расходы абсолютно всех потребителей.

Интересно, что высокие цены также сокращают интересы поставщиков наращивать производство и поставки, ведь так можно растратить запасы и потерять прибыль. Рональд Смит из БКС отмечает, что EBITDA "Газпрома" прежде всего зависит от цены на газ в Европе: "Объемы экспорта вторичны по отношению к цене, так как их корреляция с EBITDA намного ниже, чем у цен".

Правовое пространство вокруг газопровода с самого начала было полигоном испытания новых моделей юридического оружия. Дания в прямом эфире переписала свое законодательство, чтобы затормозить согласование магистрали, ЕС принял против проекта специальную газовую директиву, а Польша выставила многомиллиардный штраф и подняла на щит лозунг "энергетической солидарности" (только вот с кем?), отдающий чем-то средневековым.

Взгляд западных покупателей на поставщиков с востока всегда был взглядом господина на сырьевой придаток. Европа привыкла говорить о диверсификации поставок и необходимости сокращения присутствия российского газа. Другими словами, строилась модель рынка, где все риски оставлялись на стороне поставщика.

Например, условие "бери-или-плати" некоторые покупатели из авангарда реформаторов рынка успешно оспорили в суде. В отрасли укрепилось клише, что это такой же пережиток прошлого, как нефтяная привязка в цене. Та самая нефтяная привязка, к которой сейчас с удовольствием вернулись бы многие покупатели. А платеж "бери-или-плати", который Турция перечислила "Газпрому" по итогам невыборки газа в 2020 году, в конце 2021 года обеспечил ей сверхконтрактные объемы газа по прошлогодней цене (кажется, слово "штраф" уже не слишком подходит к такой приятной опции).

"Газпром" принял риски и в 2020 году сократил инвестиции. Тогда инвестировать было и не из чего - полгода (второй и третий кварталы) компания генерировала 4 тысячи рублей убытка на каждую добытую тысячу кубометров.

В результате на фоне быстрого постпандемийного роста в 2021 году все риски перекинулись на сторону покупателя. Но "вдруг" Европа начала требовать от "Газпрома" увеличения поставок, и поставок не по контрактам, необходимым конкретным потребителям, а "вертолетного" выброса товара на рынок. То есть наименее любимый среди регуляторов и политиков поставщик должен был вмешаться в рынок или даже стать маркет-мейкером. Без мандата и без гарантий. В 2020 году "Газпром" уже отчасти брал на себя такую роль, подвинулся на рынке, уступил место в хранилищах сжиженному природному газу, который во всем мире было некуда девать. Но благодарности за это не получил.

Каждая зима в Европе - это момент истины для игроков. Эта зима уже стала страшным судом для рынка региона, его модели и регуляторов. Но поведение политиков после ее прохождения очень легко предугадать: верность "зеленой сделке", больше диверсификации, больше ветряков.

Не больше двух сумок в одни руки

Понимание того, что газ стал предметом люкса или что рынок стал рынком продавца, необходимо сформировать уже сейчас. Потому что привычные переговорные стратегии блефа и давления приведут к новым энергетическим потрясениям.

Пока все силы Польши и Украины и сочувствующей им части Европарламента брошены на борьбу с "Северным потоком 2", Европа не замечает по-настоящему драматической для себя истории, которая давно развивается.

Это проект "Сила Сибири 2". Значение этой "двойки" куда выше, чем СП2. Если балтийский газопровод - это труба с Ямала в ту же самую Европу, то СС2 - это труба из ЯНАО на новый рынок, конкурирующий с Европой. Китай - уже сейчас главный импортер газа в мире.

И это будет уже не сезонная, ситуационная конкуренция TTF и JKM, а аппаратная, закрепленная в металле развилка путей газа из одной и той же добычной провинции.

Конкуренция за молекулы разворачивается здесь и сейчас. И пока Европа заявляет о планах отказаться от газа к 2050 году (научное хладнокровие подсказывает, что это можно считать переговорной позицией), энергоноситель прокладывает дорогу в Китай.

Ваш комментарий